Пятница, 25.05.2018, 04:27
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Учите вместе с нами! » Стихи детям

Сказки о лете

           

Сказка про подарки Лета

Лето никогда не уходит далеко – оно спит на чердаке домика лесника всю осень, зиму и весну, а когда наступает лето, просыпается, и тут ему не до сна, потому и ночи летом такие короткие. Много работы у Лета летом, и цветов-то надо разноцветных распустить, и лягушат вывести, и птенчиков разных…

Вот закончило Лето работу в лесу и поле, присело на пенек, думает, какие подарки в город отвести, ведь и в городе тоже ждут Лето. Взяло лето немного лютиков, немного кукушкиного пения, слегка – пения лягушат, кусочек солнечного лучика и тени от куста, горстку лесной земляники… Сложило все в лукошко и пошло на автобусную остановку, чтобы отвести все в город.

 Сидит Лето на остановке, а лукошко рядом поставило. Мимо мчатся разные машины, пылью. лето обсыпают. Чихает Лето, кашляет, но сидит и ждет автобус дальше. А автобус все не едет, солнышко припекает, задремало Лето….

 Когда оно проснулось, то заметило, что ветром лукошко его на бок повалило, выскочили оттуда все подарки, и запах земляники, и пение кукушки с лягушками, и тень, и солнечные лучики… Вздохнуло Лето: «не получилось сегодня подарка сделать, попробуем завтра, может завтра больше повезет». Встало со скамеечки, подхватило пустое лукошко и обратно в лес пошло.

Как странный грибник насмешил лягушат

Сидели три друга – лягушонка на пеньке в лесу, да о своем поквакивали. Как вдруг видят – странный человек, одетый совсем не по лесному, скорее по городскому. В пальто, лакированных ботинках, шляпе и с раскрытым над головой зонтом, пробирается по их лесу. Посмеялись лягушата над несуразным видом человека, да тут у него в руке маленькую корзиночку увидели, и поняли, что это – грибник, пусть и странный.

А знаете, дети, что это был за человек такой?

 Это – очень важный ученый из местного университета. Он очень много работает, и в лес не выходил так давно, что совсем забыл, как это делается. Но в лесу этом оказался он не случайно – в университет приезжали врачи, обследовали его, и сказали, что ему нужно больше отдыхать, к примеру в лес за грибами сходить. Вот он и пошел.

Было ему в лесу очень неудобно – одежда тяжелая, зонтик за ветки цепляется, ни одного гриба не видно. Устал ученый через лес пробираться, подошел к лягушачьему пеньку, и присел на свой носовой платок. А лягушки к тому времени за лопушки спрятались, дальше за странным человеком посматривают.

Смотрели они, смотрели на старичка-ученого, и вдруг стало им его жалко, ведь он так долго шел от дороги, и ни одного гриба в свою маленькую корзинку не положил. Ну не видит полуслепой ученый грибов под ногами. И решили лягушата ему помочь.

Ученый отдохнул на пеньке, и решил дальше идти, глядь – а в корзиночке три подберезовика лежат, крупных, ядрены. Удивился профессор, задумался, обратно на пенек присел. Ведь откуда взяться в корзинке грибам, если сам он их туда не клал . И рядом с собой никого не видел?

Решил ученый проверить, вдруг ему показалось. А там кроме трех подберезовиков еще три лисички лежат! Еще сильнее задумался профессор… посидел, подумал, и решил понюхать грибы, поближе рассмотреть их. Глядь, а корзинка полна – лягушата сыроежек в нее набросали.

Поблагодарил ученый невидимого помощника, пообещал в следующие выходные еще приехать, и оставил в подарок свой зонтик – воткнул к расщелину пенька.

Лягушатам зонтик очень понравился, хоть они так и не догадались, для чего он нужен.

 

 

Сказка о лете

Алиса Поникаровская

 За окном бесился ветер, пытаясь разорвать тонкие натянутые струны проводов. В буйном танце носились снежинки, и каждая из них жила только для себя, не зная других, да и не пытаясь их узнать. В телефоне-автомате сам по себе крутился диск, набирая под вой ветра несуществующий номер. Было холодно и неуютно.

 - Расскажи мне сказку о лете, - попросила Рита маленькую замерзшую птичку, камнем рухнувшую на засыпанную зимой землю, и ласково посмотрела на черный безжизненный глаз, торчащий в комке слипшихся перьев.

 «Слушай, - услышала она тихий голос где-то внутри себя. – Когда-то давно было тепло и тихо. Солнце никогда не обходило стороной землю. Цвели деревья, и на одном из них я вила свое гнездо. Беспечно щебетала, таская ветки и листья, и не знала, что не повторится больше никогда этот гимн молодости и весне, любви и счастью…»

 Рита терпеливо дождалась, когда затихнут последние отзвуки голоса внутри нее, и вздохнула:

 - Это не то. Ты не умеешь рассказывать сказки.

 И отшвырнула холодное тельце подальше в холод и вой ветра. С грустным удовлетворением увидела, как разбивается со стеклянным звоном маленький замерзший трупик, и каждая снежинка, как кровожадный ворон, питающийся падалью, уносит с собой прозрачный кусочек перьев. И ветер, беснуясь, разбрасывает снежинки в разные стороны, чтобы никогда не собралась вместе замерзшая маленькая жизнь…

 - Расскажи мне сказку о лете, - попросила Рита качающегося в затянутой петле облезлого кота. И с любопытством заглянула в провалы выткнутых глаз, в торчащий разорванный рот.

 «Слушай, - услышала она тихий голос где-то внутри себя. – Когда-то давно было тепло и тихо. Солнце никогда не обходило стороной землю. Я жил бродячей жизнью и на помойке мне всегда хватало еды. Под каждым кустом была готова постель, а крепкие зеленые ветви цветущих деревьев служили надежной защитой от собак и мальчишек. Целые ночи проводил я в разгуле и пенье, наверно, ты не раз слышала воинственный вопль под своим окном. Была свобода, но я не знал тогда, что так скоро уйдет тепло. А вместе с ним и моя молодость…»

 Рита устало вздохнула:

 - Это не то. Ты не умеешь рассказывать сказки.

 И ласково погладив колючую проволоку на шее у кота, изо всех сил толкнула холодное черное тело. И смотрела, как раскачивается из стороны в сторону черный заледеневший маятник, издавая стучащие звуки, натыкаясь на стену неба, теряя последние остатки шерсти, безжалостно выдираемые ветром. И стаю одиночных снежинок, играющих в прятки и катающихся с горки сведенного судорогой разодранного языка…

 - Расскажи мне сказку о лете, - попросила Рита раздавленную собаку, лежащую на дороге в ворохе своих внутренностей.

 «Слушай, - услышала она тихий голос где-то внутри себя. – Когда-то давно было тепло и тихо. Солнце никогда не обходило стороной землю. Я бежала рядом с хозяином и радовалась несущимся со всех сторон запахам. Тыкалась носом во все встречные предметы и узнавала новых друзей. Потом, лежа на коврике, и уткнувшись носом в тапки хозяина, вдыхала его запах. Я не знала тогда, что скоро уйдет тепло, а вместе с ним и мой хозяин…»

 Рита сжала руками виски и почти закричала:

 - Это не то! Ты не умеешь рассказывать сказки!

 И без всякой жалости превратила проезжающую машину в каток, заставив ее вертеться на месте, вдавливая в лед и грязь распростертое тело, глядя на брызнувший из черепа студень мозга, растекшийся по дороге, которая стала серой и дрожаще-жидкой…

 - Расскажи мне сказку о лете, - попросила Рита одинокого человека, бредущего наугад против ветра и колючих снежинок. Человек поднял на нее воспаленные глаза и засмеялся. Он смеялся долго, захлебываясь и вытирая слезы, текущие из глаз, хрюкая и покашливая. Рите стало страшно. Она попятилась, но человек высморкался, немного успокоившись, оглянулся по сторонам и притянул ее к себе. И зашептал, глядя прямо в глаза расширившимися, безумными зрачками, громким кричащим шепотом:

 - Никогда никого не проси об этом! Я открою тебе величайший секрет!

 Он еще раз оглянулся по сторонам, до боли сжал ее плечи, до синевы, до судороги в пальцах, коснулся ее глаз своим безумием, и произнес, четко отделяя слова:

 - Лета никогда не было! Ты поняла меня, девочка?

 Он снова зашелся диким, похожим на истерику смехом:

 - Не было! Никогда!

 Человек резко оттолкнул ее и пошел, пошатываясь, болтая непокрытой головой с длинными, слипшимися от грязи черными волосами, все еще вздрагивая от непрекращающегося смеха, твердя словно в бреду:

 - Не было! Не было! Никогда!

 Рита упала, и снежинки закружили ее в своем безумном танце. Они падали на ее лицо и не таяли. И бесновался бродяга-ветер, чувствуя себя победителем. И уже холодные губы шептали устало, ни к кому не обращаясь:

 - Расскажи мне сказку о лете…

 В телефоне автомате сам по себе крутился диск, набирая под вой ветра несуществующий номер…

 

 

Моя сказка о лете.

В одном далеком лесу, за семью холмами, где дубы и осины растут так густо, что застилают кронами все небо, жила-была белка. Веселая такая, шустрая и очень любопытная. И была эта белка не просто белкой, она умела летать. Такая себе белка-летяга, знаете ли.

Пока все белки прыгали с ветки на ветку, наша белка планировала над ними, то там, то здесь, глядя на остальных сверху вниз, видя их суету, и иногда посмеиваясь над ними. Обычные белки не замечали летягу, они постоянно были заняты своими делами: то орехи на зиму заготавливали, то чистили шубки весной, и Лета (именно так звали нашу белку) присаживалась иногда на самую верхушку дерева, наблюдала за беличьими хлопотами, а иногда даже завидовала их заботам, их домам, их семьям и их земным радостям. Правда такое случалось не часто, и Лета успевала отогнать от себя мысли о доме, Лету манило небо, она оттачивала свое мастерство, и ее полеты становились все дальше и все виртуознее.

Время от времени, чтобы отвлечься от странного желания спуститься вниз и попробовать жизнь обычной белки, Лета придумывала себе какое-то путешествие, прихватывала с собой пару орехов на первое время, и улетала навстречу солнцу. А когда, налетавшись вдоволь, возвращалась, уставшая, но счастливая, снова продолжала наблюдать за земными белками, чтобы хоть как-то развлечь себя.

Так прошло не одно лето, и не одна зима, пока однажды, во время очередного ошеломительного полета Лета не попала крылом на ветку и не рухнула камнем вниз. Очнулась Лета вся в колючках, засыпанная пряными листьями и шишками. Крыло было безнадежно порвано, и как ни пыталась Лета, не могла подняться над землей даже на небольшой прыжок. Слабо веря в произошедшее, Лета снова и снова пыталась взлететь, и только со временем поняла, что полеты закончились. Тогда она свернулась калачиком и уснула, в надежде, что все это всего лишь сон, и что, проснувшись, она снова будет здорова. Но мы-то с вами понимаем, что такое бывает только в сказках, а наш рассказ самая настоящая правда. Пришлось нашей белке жить той самой земной жизнью, о которой она так мечтала, сидя на самой верхушке дерева. Сначала такая жизнь ей даже понравилась, и она бросила все свои силы на заготовку орехов и латание дыр в появившемся у нее доме, она научилась готовить и любила наводить порядок. Лишь иногда она с тоской смотрела в небо и вспоминала свои головокружительные полеты. Крыло давно затянулось, но перед грозой всегда ныло, и тогда Лета пряталась в доме, укрывшись теплым мхом, и молча плакала, вспоминая свою предыдущую жизнь летяги. Наступало утро, и Лета снова весело прыгала вокруг дома, собирая орехи и вычищая свою блестящую шубку.

 

 

 

Как-то у соседа Енота случилась неприятность – его сестра собирала тростник за дальним холмом, и заблудилась. Три дня искали Енотиху, и наконец , утратив всякую надежду, попросили Лету помочь. Лета была доброй белкой, и никому не отказывала в помощи. Услышав о беде Енота, Лета мгновенно бросила все дела и помчалась за дальний холм искать Енотиху. Прыгала Лета по веткам, прыгала, да и устала, но сдаваться Лета не умела, и, взмахнув крыльями, вдруг… полетела. За все эти годы земной жизни крыло Леты затянулось и окрепло, и она снова смогла летать. В мгновенье ока облетела Лета все окрестности и нашла Енотиху под старой березой у синей трясины. Весь вечер праздновали Еноты и Лета счастливое возвращение Енотихи, и только после празднования, ночью Лета тихо радовалась своей личной победе – она снова могла летать.

С тех пор все соседи обращались к Лете за помощью, и Лета с радостью бросалась выручать их. Она летала здесь и там, разыскивая пропажи, разнося посылки и хорошие вести, и никто не догадывался, что на самом деле больше всего эти полеты нужны были именно ей – Лете. Никто не знал, что Лета уже давно мечтает вернуться в небо. Да и не поняли бы они.

На третью зиму в очередном полете Лета вдруг попала в буран, ветер выл как стая волков, снег хлестал Лету по кисточкам ушей, трепал ее мягкий мех, а мгла накрывала с головой. Лету бросало как щепку из стороны в сторону, и наконец, забросило в пустой ствол столетнего дуба. Когда буря стихла, Лета с ужасом поняла, что не может встать, у нее ужасно болела спина, и все тело ломило от ударов стихии. На том бы и закончился наш рассказ, но мимо дуба шел Еж, он-то и донес Лету до пещеры страшного, но мудрого Медведя. Медведь жил в этой пещере давно, все в округе боялись его и уважали, он был очень справедлив, и к нему всегда можно было обратиться за помощью. Он чем-то очень напоминал Лету, только габаритами был побольше, и у него было двое чудесных медвежат, в которых он души не чаял.

Медведь взял Лету в лапы, приговаривая что-то на своем медвежьем языке, и держал до тех пор, пока Лета не вздохнула полной грудью, и не открыла глаза. Первое, что она увидела, были необычные глаза Медведя, они были добрые, а взгляд казался смущенным и удивленным. Медведь никогда не видел летяг (нет, обычных белок, конечно, видел, но летяг уж точно никогда), и не мог понять, как белка, которой положено прыгать по веткам, могла летать так высоко. Он удивлялся Лете, а Лета удивлялась Медведю: ну как такое возможно, подумайте сами, что у Медведя такие добрые глаза и такие нежные лапы.

Медведь был гостеприимным хозяином, а кроме того и Лета, и Медведь не терпели недопонимания, так что они сели пить малиновый чай, желая разобраться в своем удивлении. Оказалось, Медведь умеет заваривать очень вкусный и полезный малиновый чай – он вообще много чего умел, чем необычайно поразил Лету. Чем приглянулась ему Лета, Медведь так и не сказал ей – он вообще не любил говорить о своих чувствах, но Лета, после нескольких чаепитий поняла, что буран, сбивший ее с пути, был не просто бураном, и благодарила его за столь своевременный приход.

Медведь был большой и сильный, в нем было много загадок, что так необычайно нравилось Лете. Она любила разгадывать его загадки, и, раскрыв одну из них, радовалась своей победе как ребенок. Лета же была странная и непредсказуемая, и Медведю доставляло удовольствие узнавать ее каждый раз с новой стороны. Кроме того, он опекал ее как мог, и его умиляли ее счастливые глаза с беличьими искорками в них. Каждый вечер Медведь и Лета пили малиновый чай и разговаривали о всяких пустяках, им было тепло и уютно вместе, а медвежата, шутя, нападали на Лету, забавляясь с ее длинным и пушистым хвостом.

Когда Лета снова смогла подняться в воздух, она ринулась домой, ведь у нее уже был дом, помните? В воздухе пахло опадающими листьями, и, предчувствуя наступление зимы, Лета пыталась подлатать свой дом и собрать как можно больше орехов. Она понимала, что малиновый чай и семья Медведя далеко, и знала, что чудеса бывают только в сказках, а это ведь настоящая история. Так что Лета, занимаясь своим домом, тихо грустила и просто представляла себя и Медвежью семью перед камином с чашкой малинового чая в руках. А что еще ей оставалось делать?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Стихи детям | Добавил: хризантемка (11.06.2013)
Просмотров: 1465 | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]